Компании

Глава совета директоров о Саянскхимпласте, ВТО и рынке ПВХ

27.12.201208:20
Компания: ОКНА МЕДИА

«Саянскхимпласт», ПВХГлава совета директоров «Саянскхимпласт» - Виктор Круглов, подводя итоги уходящего года, поделился видением отечественного рынка полимеров после вступления в ВТО, озвучил перспективы рынка ПВХ, возможности развития производства, сообщает портал ОКНА МЕДИА, со ссылкой на издание «Конкурент».
 
«Ни слова о политике», – предваряет разговор депутат Законодательного Собрания Иркутской области, председатель совета директоров ОАО «Саянскхимпласт» Виктор Круглов. Выдержать эти рамки не удаётся в силу уникального положения, в котором оказался «Саянскхимпласт». Оторванное от основных рынков сбыта, расположенных на западе страны, предприятие сохраняет за собой более 50% отечественного производства ПВХ. При этом остаётся самым восточным российским поставщиком каустика для предприятий энергетики, лесопромышленного комплекса, металлургии.

Виктор Круглов говорил не только об экономике и производстве полимеров, но так или иначе касался отношений с властью, ответственности и разделения полномочий между бизнесом и государством.
 

Как на сегодня в России складывается структура рынка поливинилхлорида?
 
– Около 500 тысяч тонн ПВХ в Россию завозится из США, Европы, Китая. На отечественных мощностях производится чуть больше. Рынок этот умеренно дефицитен. Он растёт высокими темпами. Но ПВХ не так легко произвести. Чтобы организовать производство поливинилхлорида, надо построить, по сути, три завода: по изготовлению хлора, мономера и собственно полимера. Поэтому мало кто за это берётся. Вот взялся «Сибур». Компания собирается в Нижнем Новгороде запустить в будущем году мощности на 330 тысяч тонн. Выход на рынок нового игрока, несомненно, усилит конкуренцию. Кого потеснит «Сибур», покажет время.
 
Насколько вступление в ВТО корректирует ситуацию на рынке?
 
– Вступить-то в ВТО мы вступили, но защитить себя ещё не умеем. У нас и у наших коллег есть все основания полагать, что производители США сейчас демпингуют по цене. Добыча сланцевого газа, по мнению специалистов, дотируется американскими властями, поскольку это новая технология. В итоге этилен, производимый из этого почти бесплатного сырья, имеет очень низкую себестоимость производства – дешевле в мире только на Ближнем Востоке. И ПВХ, который делается из этого этилена сотнями тысяч тонн, импортируется в Россию.
 Я сам член экспертного совета по химии Федеральной антимонопольной службы. Около месяца назад мы обсуждали эту ситуацию в ФАС и пришли к мнению, что российская сторона ещё не обзавелась соответствующим инструментарием для введения антидемпинговых мер. Мы слишком медлительны. К тому же в России, к сожалению, крайне ограниченное количество грамотных юристов могут квалифицированно разбираться в механизме работы ВТО. А вот наши соседи из Китая сумели быстро разобраться в ситуации, подготовиться и успешно защитить свой рынок.
 
По вашим оценкам, в ближайшее время реакция на поведение американских производителей по-следует?
 
– Мы поставили об этом вопрос, поскольку здесь может крыться вполне реальная угроза, в том числе и бюджету. И я объясню почему. В 2011 году в связи с рекордными объёмами ввоза импортного ПВХ наша выручка была на 350 миллионов рублей ниже даже, чем в 2010 году, соответственно, снижались показатели прибыли. Это, конечно, отразилось, в том числе, и на налоговых отчислениях. Надо ещё понимать, что прибыль для нас также источник вложений в развитие комбината.
 
С какими финансовыми показателями «Саянскхимпласт» пришёл к концу 2012 года?
 
– Ожидаемая выручка за 2012 год превысит 10,2 миллиарда рублей. Это лучший показатель в истории нашей компании. В прошлом году он составил 9,3 миллиарда рублей. Чистая прибыль по итогам 2012 года ожидается на уровне 1,1 миллиарда рублей. Главная причина снижения показателей чистой прибыли – это более быстрый рост себестоимости по сравнению с выручкой от реализации. Если выручка за 2012 год выросла на 9,7%, то себестоимость уже на 13,2%. Приведу несколько цифр. С 2008 года железнодорожный тариф вырос на 45%, топливо – на 67%, упаковочные материалы – более чем на 70%, а цена на некоторые виды уникальных импортных реагентов, которые не производятся в России, – на 89%. Мы наблюдаем катастрофический рост стоимости электроэнергии: в 2,5 раза за пять лет. Если в 2008 году в структуре себестоимости электроэнергия занимала 5,2%, то в 2012 году уже 10,2%. И это несмотря на активные шаги и значительные результаты в области энергосбережения.
 
У вас как председателя совета директоров «Саянскхимпласта», есть объяснение того, почему компания в последнее время стала объектом для критики в вопросе уплаты налогов?
 
– Все обвинения на этот счёт вызывают у меня только удивление. Всё, что связано с налогами, для «Саянск-химпласта» свято и принципиально. Мы не являемся вертикально интегрированной структурой и все налоги платим на территории. Если говорить о прошлом годе, мы заплатили около двух миллиардов рублей в бюджеты всех уровней, таким образом за последние пять лет увеличив платежи более чем в два с половиной раза. Недоимок не было и нет. К сожалению, налоговое законодательство таково, что большая часть наших платежей идёт в федеральную казну, в регионе остаётся лишь треть – 630 миллионов рублей. За пять лет и показатель региональной доли вырос в 1,8 раза. Редкое производственное предприятие региона может похвастать такой динамикой. По-моему, проблему с налогами даже надуманной нельзя назвать. А что касается любителей считать деньги в чужом кармане, не лучше ли посчитать их в своём?
 
А как дорого обходится областному бюджету льгота, которую получил «Саянскхимпласт»?
 
– Да, мы в этом году получили льготу по налогу на имущество. Она составила 10 миллионов рублей. Но эта цифра несопоставима с нашими платежами в бюджет, инвестициями и даже благотворительностью (для сравнения: благотворительные проекты компании стоили в этом году около 30 миллионов рублей). Мы ввели мощности стоимостью 1,5 миллиарда рублей. Не надо преувеличивать масштабы распространения на нас принятого в этом году и горячо обсуждавшегося областного закона с длинным названием «О пониженных налоговых ставках налога на прибыль организаций, подлежащего зачислению в областной бюджет, для отдельных категорий налогоплательщиков». Этот закон ориентирован на нефтедобывающий комплекс, а не на предприятия, производящие продукцию высокого передела.
 
Тем не менее вы в Заксобрании активно выступили в поддержку закона.
 
– Я и не скрываю, что был одним из его инициаторов. Думаю, что бизнес надо мотивировать, в том числе и льготами. Тогда он будет держаться за наш регион, будет развиваться здесь, давать возможность заработать смежным производствам. Я думаю, что сейчас среди депутатского корпуса есть единодушие в том, что это было наиболее удачное решение.
 
Сколько стоит развитие «Саянскхимпласта»?
 
– За последние десять лет мы вложили прямых инвестиций в основные фонды 230 миллионов долларов. Ввели современное оборудование. На предстоящие пять лет инвестиционной программой предусмотрены вложения в сумме 100 миллионов долларов. Мы работаем в реальном рынке и, понимая это, ведём серьёзную реконструкцию производства.
Учитывая то, что подготовка к вступлению в ВТО шла давно и нашим правительством были реализованы меры по снижению импортных пошлин, мы постоянно ощущали на себе давление рынка. Правительство открывало российский рынок для конкурентов, и, чтобы остаться в нём, мы были вынуждены вкладывать огромные средства в обновление основных фондов, в новые технологии и, я  бы даже сказал, в абсолютно новые производства. Сегодня мембранная технология производства каустической соды и хлора введена на территории России только «Саянскхимпластом». А ведь прошло шесть лет с тех пор, как мы отказались от ртутного электролиза в пользу мембраны.
 
Вы как-то это можете объяснить?
 
– Непростая технология – раз. Она требует высокого уровня квалификации персонала – два. Мы обучали своих специалистов в Германии, Японии, и они в Саянске уникальные. Такая уважаемая компания, как «Сибур», только лишь планирует на будущий год запустить мембрану. Вообще, по моим оценкам, мембранная технология будет ещё лет пятьдесят доминировать. Вряд ли наука предложит что-то более актуальное. Это высочайшие технологии. Будет улучшаться только сама мембрана.
 
Какие преимущества «Саянск-химплату» даёт мембранная технология?
 
– Прежде всего это экология. Мы построили абсолютно чистое и безопасное для окружающей среды и для работников производство. Мембранная технология даёт нам экономию удельного потребления сырья и энергетических ресурсов. Ещё раз хотел бы повторить, что нам необходимо постоянно снижать затраты, чтобы оставаться конкурентоспособными.
 
К каким производственным показателям стремится предприятие?
 
– В будущем году предприятие подойдёт по мощности к производству 180 тысяч тонн хлора в год, для этого вводим ещё один электролизёр. Сейчас идёт реконструкция основного производства по мономеру, подписан контракт с немецкой инжиниринговой компанией «УДЕ», которая, собственно, и строила наш завод. В этом году мы увеличили мощности по ПВХ. Если проектная мощность была 250 тысяч тонн в год, то сейчас она достигла 300 тысяч. И в таком режиме мы работаем уже третий месяц. Можно поздравить с этим коллектив завода. Мощность наша позволяет, и к концу года мы намерены произвести около 275 тысяч тонн ПВХ. В будущем году планируем увеличить этот показатель до 280–285 тысяч тонн.
 
То есть проблемы с «Роснефтью» в вопросе поставок этилена на предприятие слишком преувеличены?
 
– Проблем нет. Наши ангарские партнёры  поставляют сегодня столько этилена, сколько мы попросили. Они дают нам сырьё, и мы спокойно работаем.
 
Но в «Роснефти» заявляли о планах реконструировать Ангарский завод полимеров с перспективой прекращения поставок этилена в Саянск.
 
– Мы не получали ни одного официального письма с уведомлением об этом. А то, что у компании есть планы модернизации, нас очень радует.
 
Недавно «Саянскхимпласт» начал использовать газ в своей производственной цепочке. Как вы оцениваете эффективность этого нововведения?
 
– Мы поставили новую американскую печь пиролиза на топливном газе с производительностью 200 тысяч тонн в год. Она даёт поразительный результат. Печей с такой мощностью крекинга дихлорэтана в стране ещё не вводилось. В целом крекинг дихлорэтана на заводе увеличен до 500 тысяч тонн. Мы это делали в надежде, что рано или поздно газ в Саянск придёт. Сегодня возим сжиженные углеводороды, для чего построили сложнейшее сооружение – склад сжиженных углеводородов. Всё это существенно сокращает затраты.
 
Даже с учётом того, что вы ввозите сжиженный газ?
 
– Верно.
 
А перспективы получения мест-ного газа вы пока для себя закрыли и не рассматриваете?
 
– Ну, закрыли-то не мы. 
 
После того как «Газпром» принял решение тянуть нитку газопровода с Ковыктинского месторождения на север, ваши стратегические планы корректировались? Ведь возможности у саянской площадки колоссальные.
 
– Мы пока ничего для себя не отсекли. Вообще решение принималось правительством РФ. И принято оно не в интересах Иркутской области, поскольку региональные власти не предприняли никаких шагов для продвижения проекта газификации. Сейчас мы ждём план обоснования инвестиций газификации южных районов Приангарья. Документ «Газпромом» ещё только разрабатывается. Скажем так: игнорировать Иркутский регион нельзя. Здесь расположены крупные хозяйственные комплексы, у которых имеется потребность в газе. И в представленных расчётах, как мне видится, она была явно учтена не вся. Думаю, нам в этом вопросе надо идти по пути интеграции с «Газпромом» и «Роснефтью». И стесняться тут нечего.
 
Какие тренды заданы сегодня в этих отношениях?
 
– Федеральным правительством в этом году принята программа развития нефтегазохимии–2030. За основу программы взят один тезис: увеличение добычи углеводородов, а мощности по переработке не запланированы. Ведь создавать их куда сложнее, чем добывать сырьё. С избытком углеводородов столкнутся и компании, которые работают на территории Иркутской области.
Для нашего региона дискуссия относительно этой программы прошла практически незаметно. Иначе обстояли дела в европейской части страны. Сейчас Башкирия, используя все доступные ей рычаги лоббирования, настаивает, чтобы из Сибири газ шёл к ним, а уже в Башкирии из него всё сделают. В Якутии не знают, что такое газохимия, но там тоже хотят строить мощности. 
 
В чём главный недостаток этого документа, на ваш взгляд?
 
– Планы развития производительных сил – это полностью прерогатива правительства. По большому счёту в программе нет инструментов, позволяющих создавать действительно нужные стране производства. Никто не ставит задачи по производству новых видов продукции. Существует много полимеров, которых в нашей стране не было и нет. Откуда берут по импорту оборонные предприятия полимеры? Каково их качество? Нет ни госзаказа, ни даже постановки задач по замене многих импортируемых в страну продуктов на российские аналоги. В итоге мы откуда-то везём в страну, к примеру, полиэтиленовые или полипропиленовые трубы, хотя могли бы их производить в России.
Сейчас развиваются в основном сегменты, где капитальные затраты относительно невелики и есть гарантии получения быстрой коммерческой выгоды. Да, развивается переработка полимеров, есть хорошие проекты по созданию производств полиэтилена и полипропилена, но если говорить о более сложной и капиталоёмкой химии – о хлорорганике, которая является нашим профилем, – то в этой сфере за последние десятилетия не введено ни одного нового производства. На стадии реализации находится лишь проект «Сибура» в Нижегородской области.
 
Насколько часто вы прибегаете к возможностям политического лобби, решая проблемы предприятия и территории, интересы которой вы представляете?
 
– Вопросы, которые стоят сейчас перед нашим предприятием, выше регионального уровня, поэтому здесь вряд ли можно говорить о лоббировании. Вообще «Саянскхимпласт» нельзя рассматривать исключительно как регионального игрока. Это компания федерального значения. И решение проблем, связанных с нашим развитием, – это прерогатива федерального правительства. Другое дело, что правительство Иркутской области как-то дистанцируется от малейшего содей-ствия.  Сейчас «Саянскхимпласт» является единственным производителем каустической соды на территории от Дальнего Востока до Кемерова. Мы единственные, кто здесь прикрывает этим важным сырьём экономику России. Наши мощности – 190 тысяч тонн – обеспечивают Сибирь и Дальний Восток, все крупные нефтеперерабатывающие компании, всё, что связано с целлюлозно-бумажной промышленностью. А если мы говорим о ПВХ, то в Саянске производится  около 50% национальной мощности, причём самого высокого качества.
 
В силу моноструктуры экономики Саянска предприятию сегодня приходится нести ответственность не только за бизнес-процессы.
 
– В этом отношении мало что принципиально поменялось за последние десять лет. Сегодня завод отвечает за большой блок, связанный с социальной сферой: здравоохранение, образование, культуру. К примеру, нам принадлежат поликлиника на 6 тысяч посещений и профилакторий «Кедр». От прямого содержания социальных объектов мы будем постепенно отходить. Мы приходим к пониманию, что нынешняя социальная нагрузка становится обременительной. Это полномочия Иркутской области и муниципалитета. А мы должны сосредоточиться на профильном бизнесе – производстве полимеров. Очевидно, что вопрос этот будет решаться в ближайшее время.
 
Почему вы свои объекты соцсферы не продадите на коммерческих торгах?
 
– Можем, но не будем. Нам, например, коммерсанты предлагают Дом культуры выкупить за 70 миллионов рублей. Но мы не хотим, чтобы на месте Дома культуры появился очередной магазин. Мы более десяти лет освобождали бюджет от расходов на это. Теперь ждём ответного движения.
В интересах людей, которые сейчас работают на предприятии, в интересах устойчивости налоговой базы мы должны расстаться с социалкой. Сейчас мы осуществляем функции государства, платя зарплату тем же медикам (сегодня медицина во всём Приангарье финансируется из област-ной казны). Я не ошибусь, если скажу, что подавляющее большинство предприятий региона очень давно передали социалку на баланс муниципалитетов.
 
Тогда, если говорить о социальной ответственности бизнеса, что вы для себя прежде всего вкладываете в это понятие?
 
– В первую очередь социально ответственный бизнес – это бизнес с хорошей организацией труда, где гарантированы безопасность труда, доходы, прозрачность ведения бизнеса и стабильная своевременная выплата налогов. А дальше, как лежит душа у акционеров, можно заниматься благотворительностью. Мне кажется, что сейчас в качестве доказательства социальной ответственности актуальнее первое. Сегодня важнее развивать производство, обеспечивать его конкурентность, создавать хорошо оплачиваемые рабочие места.
 
Это значит, что в ближайшее время вы будете отказываться от ряда благотворительных проектов, которые ведёте?
 
– Нет, конечно. Компания оказывает благотворительную помощь детским домам в Саянске и в деревне Хор-Тагна, хоспису Благовещенского прихода, медучреждениям, мы спонсоры Федерации хоккея с мячом. А также помогаем в строительстве стадиона в Саянске. К тому же я председатель ассоциации выпускников ИрГТУ. Мы смогли организовать членов ассоциации на то, чтобы те вкладывали, в том числе средства предприятий, на которых они работают, в развитие университета. На подобные пожертвования там реальные лаборатории строятся. И в том, что политех стал национальным исследовательским, есть и наша заслуга. Много уже сделано для Иркутского художественного музея через фонд «Иркутский меценат»: восстановлены картины, приобретены шедевры. Всё это важно, и мы будем продолжать. Но, повторюсь, для нас первоочередная задача – обеспечить стабильность бизнеса, поэтому мы должны проводить реконструкцию, оптимизацию управления.
 
Какова политика предприятия в сфере заработной платы?
 
– Достигнутый уровень среднемесячной заработной платы персонала компании за 10 месяцев на 14,2% выше, чем среднестатистический по полному  кругу предприятий Иркутской области. Конечно, мы предусматриваем дальнейший рост оплаты труда, но при этом, естественно, ожидаем роста производительности труда, экономии расхода сырья, материалов, энергоресурсов, ещё большего повышения качества продукции. Параллельно материально поощряем повышение квалификации, совмещение профессий и институт наставничества.
 
Вы уже много сказали о том, что «Саянскхимпласту» приходится конкурировать с мировыми корпорациями. А можно ли сопоставить показатели работы завода в Саянске с аналогичным производством, скажем, в Германии?
 
– Лучшие европейские и американские производители обладают мощностями производства на уровне 500–600 тысяч тонн ПВХ в год, имея среднюю численность при этом в 2500–3000 человек. Наши показатели – 300 тысяч тонн при численности в 4500 человек.
Конечно, разрыв есть, и обусловлен он двумя факторами: нереализованный в плане мощности потенциал «Саянскхимпласта» и наша автономность в части всех сервисных и ремонт-ных функций. Мы вынуждены полагаться только на себя, поддерживая высокую численность непроизводственного персонала, который выполняет сервисные функции, поскольку в нашем регионе нет достаточного количества ремонтных и строительно-монтажных организаций с квалификацией персонала, позволяющей выполнять ответственные операции в условиях тонкого и сложного химического производства. Легко можно представить, что ситуация в Германии совсем иная: предприятия имеют возможность сосредоточится на производственных процессах, отдавая все несвойственные функции практически «под ключ» ремонтным и строительно-монтажным организациям, которые там имеются в достаточном количестве и обладают необходимой компетенцией.
И если в части увеличения объёмов производства мы надеемся, что этот вопрос решим, то аутсорсинг сервисных функций может быть возможен только при качественном развитии промышленного потенциала Приангарья.
Есть ещё один момент, который напрямую влияет на производительность, – огромное количество нормативно-правовых актов и нормативных документов (например, к сфере деятельности Ростехнадзора относятся 67 федеральных законов, 11 указов президента, 144 постановления правительства и более 1000 нормативно-правовых актов и документов федеральных органов исполнительной власти). Соблюдение законодательства в области промышленной безопасности и смежных областях права требует значительного количества контролирующего, то есть тоже непромышленного, персонала.
 
И в завершение нашей беседы: чего вы ожидаете в 2013 году?
 
– Сложно с уверенностью говорить,  чего можно ожидать, как, впрочем, и делать прогнозы. Я скажу о том, чего хотелось бы пожелать. 
Прежде всего, желаю всем, чтобы следующий год прошёл  без потрясений, чтобы экономика наша развивалась поступательно, и мы готовы внести в этот процесс свой посильный вклад. Хочется надеяться, что наконец появится комплексная программа развития производительных сил Иркутской области, в которую войдёт, в том числе, и газификация промышленных предприятий.

Всем нам хочу пожелать здоровья, бодрости духа, уверенности в завтрашнем дне и новых возможностей. Пусть в каждой семье будут тепло, достаток и мир.   С наступающим Новым годом!
Комментарий

Все комментарии проходят проверку на СПАМ и соответствие правилам ОКНА МЕДИА

Войти с помощью
Имя
E-mail (Нужен для удаления комментария и получения ответов)
Сообщение
Введите код, указанный на картинке
captcha
Я ознакомился и согласен с правилами сайта Окна Медиа