Компании

Интервью с генеральным директором Roto Frank Маттиасом Эберляйном

11.07.201112:59
Компания: ROTO FRANK

Фурнитура для оконГенеральный директор известной на оконном рынке компании Roto Frank,  Маттиас Эберляйн поделился секретами успеха  в бизнесе и личной жизни с читателями портала об окнах ОКНА МЕДИА в рубрике «Без галстука».

ОМ: Первый вопрос напрашивается сам собой, Матиас, как вы оказались в России?

 - Родился я в ГДР, в славном городе Карлмарксштадте (Кемнице), в котором в то время находились советские военнослужащие и оттуда пошли мои первые контакты с русскими. Помимо этого моя бабушка в конце 70-х и вначале 80-х, в качестве туриста несколько раз побывала в Советском Союзе и Узбекистане, где конечно ей, показали только самое лучшее, как это было принято в те годы «Потемкинские деревни», где всё было, никто не работал, и все жители были довольны и счастливы. По ее рассказам мы воспринимали Советский Союз, как красивую страну чудес с широкими улицами, где всегда все хорошо. Когда же я лично первый раз попал в Россию в 1993 году, то чуть не упал в обморок! Контраст был колоссальный! Сначала мы прилетели в Шереметьево - 2, потом на  полусломанном автобусе доехали до конечной станции метро - Казанского вокзала, где попали в подвал с автоматическими камерами хранения, где за 200 рублей нам продали 5-копеечные монеты, чтобы мы могли пользоваться этими автоматами. Сейчас я понимаю, что это был очень выгодный бизнес. Таковы мои самые первые впечатления о России. Потом гуляли по Тверской, попали в Макдональдс, всё было чудесно и интересно. В то время я был студентом, прибывшим по приглашению  нижегородского университета на какой-то международный семинар. Веселее всего было то, что мы там оказались единственными гостями. В Новгороде мы были 10 дней, в студенческом общежитии и сразу в этом же году в июле-августе мы проходили практику на предприятии Лакокраска, всё это было очень «по-советски», но нам очень понравилось. Потом по собственной инициативе группой студентов мы поехали в Ленинград – очень красивый город. Попали в Университет финансов и экономики и познакомились с профессором, а впоследствии организовали обмен студентами, в результате которого осенью 1994 года мы втроем  попали в вашу страну. В этот приезд я сразу же познакомился с будущей женой и, наверное, это основная причина, почему я живу здесь.

ОМ: Скажите, пожалуйста, где вы учились, в Германии?

- Я дипломированный коммерсант (экономист) по специальному направлению: Организация рабочих процессов, маркетинг и образование. Дополнительно я обучался один семестр в России. Русский язык изучал в школе с 5 класса, тогда это было принудительно и неинтересно. Но это было в интересах государства наладить свободное общение, поэтому все школьники состояли в сообществе германо-советской дружбы, где я  был в течение 7 лет. Однажды нам показали казарму, традиционный кабинет в военной части. Там русский офицер что-то рассказывал - это был первый официальный контакт с русскими. Но по-русски я тогда не понял ни слова.

ОМ: За время пребывания здесь Ваше отношение к России изменилось?

 - Мое отношение к Советскому Союзу всегда было уважительным, сначала оно формировалось по рассказам бабушки, когда она показывала фотографии с широкими чистыми улицами, а у нас в то время были узкие и грязные, и это поневоле вызывало уважение. Это было другое время. Хотя бы, когда в 80-м году открыли гостиницу Космос, там и останавливалась бабушка, какое это было событие! А сегодня это так себе. Но, главное, что мне в России понравилось, и негатива к этой стране у меня никогда не было, иначе я бы сюда больше не вернулся.

ОМ: Наши читатели хотели бы больше узнать о вашей семье, есть ли у вас дети?

 - Мою жену зовут Жанна, мы поженились 2000 году. До этого, во время моей работы в представительстве, с 1997 года мы жили вместе в Москве. До 1996 года у нас была учеба, немыслимо было жить вместе, виделись 2 раза в год – зимой и летом. Один раз в неделю договаривались созваниваться по телефону через переговорный пункт, так как у нее не было дома телефона. Она родом из города Чудово, Ленинградской области. Общались первые годы только на русском, но жена изучала немецкий язык. За три года, что мы жили вместе в Германии, она его освоила очень хорошо. Сегодня моя супруга говорит лучше на немецком, чем я на русском. Вообще, надо признать, у женщин больше талантов к изучению языков. У нас есть прекрасная дочь София, ей 4 года, знает русский и немецкий языки.

ОМ: Как вы решились жениться на русской девушке и каково мнение о русских жёнах в Германии?

 - Я никогда не задавался этим вопросом, просто так сложилось, что я полюбил русскую девушку. О русских жёнах сложно сделать вывод, поскольку в Германии проживает много русскоязычных, но людей чисто русской национальности очень мало.

ОМ: А как Вы начали работать в России?

 - Вернувшись на родину, я очень хотел найти работу на предприятии, имеющем бизнес в России. Именно в эти годы начался первый экспорт из Германии в Россию. Это получилось абсолютно случайно - в 80 км от моего дома расположен город Хоф, неподалеку от которого находилась деревня, где была фирма GEALAN. Я начал работать в этой компании с 1996 года в качестве ассистента директора подразделения, занимавшегося продажей оборудования по производству пластиковых окон. В середине 90-х годов это была достаточно сложная тема, поскольку в России не было никаких рыночных структур, и существовала большая проблема в отношении продажи пластиковых окон. Тогда был исключительно рынок деревянных окон, а пластиковых окон не было вообще. Первый экспорт был в виде готовых пластиковых окон, и не ясно было, будет ли их вообще кто-то покупать. Этим я занимался примерно год. А с 1997 года меня назначили главой представительства фирмы GEALAN в России. На этом поприще я проработал три года, потом ударил кризис. Хозяин в этот период продал фирму и отрезал все убыточные подразделения. Так я стал руководителем экспорта восточных стран и снова смог продолжать работу. В течение трёх лет я один отвечал не только за рынок в России, но и всей Восточной Европы, за исключением Польши и Румынии. Там уже были свои подразделения и предприятия, которые занимались экструзией. С 2004 я года получил предложение перейти в фирму Рото, поскольку тогдашний глава представительства Юрген Майер решил уйти на пенсию и искали нового человека, который мог бы без перерыва войти в бизнес. С той поры я работаю в компании Рото уже 8 лет, и мне по душе эта компания.

ОМ: Какое место Россия занимает в общей доле сбыта компании Рото?

 - В целом около 8% в год и это первое место. Наши инвестиции в Россию носят абсолютно стратегический характер.

ОМ: Компания Рото первой открыла завод в России. Что подтолкнуло компанию на такое непростое решение?

 - Когда я начал работать в Рото, одним из первых моих полномочий было содействие при открытии сборочного завода, для которого мы арендовали у фирмы Виртген цех 2000 кв м., в котором были задействованы три сборочных линии. Это было в августе 2004 года. Тогда Юрген Майер очень правильно оценил, что самое важное это владеть процессами внутри бизнеса. Первые годы это стоило компании не малых денег, поскольку выгоднее было возить из Европы, чем производить в России. Этот заводик мы могли в любой момент закрыть, и это никак не отразилось бы на бизнесе. В 2006 году стало сложно заниматься импортом и это стало одной из причин, которые повлияли на наше решение, что делать дальше. Есть такая фраза: обладая производством, ты будешь ближе к рынку. Сейчас у нас в Ногинске сосредоточено очень много подразделений, теперь у нас есть все - выставочный зал, где расположены все образцы, учебный класс, оборудование, все процессы производства от штамповки до сборки, мы имеем возможность предложить услуги от логистики до обслуживания. Поэтому Рото  имеет возможность быстро отреагировать на любые вопросы дилеров и переработчиков, чем обычное представительство. Представительство это 30-40 человек, которые не отвечают за всю страну, и по большему счету они являются лишь посредниками для передачи информации.

ОМ: Наличие завода компанию далеко увело от конкурентов?

 - Завод очень сильно влияет на лидерскую позицию. Наши конкуренты не имеют такого превосходства. Если честно, мне просто страшно представить себя на месте своих конкурентов, которые не имеют такой инфраструктуры. Ни днём, ни ночью нельзя чувствовать себя уверенным. Они имеют на порядок меньше возможностей и множество ограничений. У нас есть все - инструментальный цех, возможность предоставить интересные цены, при этом зарабатывать и развивать бизнес. При таком положении конкуренты имеют большие риски потерять свою долю рынка.

ОМ: Планирует ли компания Рото и дальше развиваться? Какие планы на будущее?

 - Обязательно. Сейчас мы находимся в процессе получения дальнейшего разрешения на строительство завода 2 и 3 этапов. Мы увеличиваем площади наших складов,  продаем так называемый побочный ассортимент, то есть все, что связано с фурнитурой для алюминиевых окон, который в этом году ожил. У нас сегодня имеются на складе все виды продуктов для открывания, дверная программа, все раздвижные системы Патио. Хотелось бы подчеркнуть, что сегодня мы имеем возможность поставлять через наших дилеров в течение 10 дней любые партии продукции. Россию от Германии или Центральной Европы отличают колоссальные пространства и большие расходы на доставку, поэтому очень выгодно работать с дилерами. Стоимость логистики выросла в последние годы, и она съедает все преимущества.

ОМ: В ближайшее время будут ли выводиться компанией Рото на рынок новые продукты?

 - Да. Новые поколения для дверей, оконных замков, активная пропаганда новых ручек. Очень перспективная продукция функциональные окна, в том числе для детских комнат, окна Дизайн, скрытые петли, детские замки. Окна Комфорт для людей с ограниченными возможностями. Три основных направления по многофункциональным окнам уже 3 года продвигаются и находятся в нашем центре. Фурнитура НТ имеет колоссальные преимущества, являясь очень современной и зрелой программой, как мы их называем, Конструкторы НТ.

ОМ: Чем отличается российский бизнес от немецкого? Где удобнее вести бизнес?

 - Конечно, удобнее вести бизнес в Германии, если рассуждать глобально. Что же касается отличий, то в Европе в бизнесе проще найти компромисс путем переговоров во всех направлениях. Особенно Германия нацелена на компромисс, а в России пытаются победить соперника или коллегу. Победа - это путь к успеху, и не важно каким способом. Хотя в России уже тоже наметились позитивные изменения – если раньше для завоевания лидерства любые способы были хороши: легальные, нелегальные, то сегодня люди начинают понимать, что выгоднее строить отношения на основе компромиссов.

ОМ: Если в бизнесе идти, как «танк» на пролом и ни на кого не смотреть, может для экономики это будет  лучше?

 - Нет. Сегодня социологи много спорят об этом, но такая идеология в обществе не сочетается с успехом. Там, где люди делятся на победителей и проигравших, а победителей, сами понимаете, начинает культивировать ненависть, зависть, озлобленность. А бизнес – это не та сфера, где нужно всё время кого-то побеждать, иначе он исчезнет, тогда придется искать новых партнеров, а они уже не партёры, а контрагенты. К счастью, в нашей отрасли это понимают многие российские партнеры. Это то, на мой взгляд, что очень сильно изменилось в нашей отрасли за последние годы - лучше использовать профессиональный поход, компромисс. Все понимают, что мы ошибаемся, все не хотят жить только сегодняшним днем, у всех есть дети, они должны развиваться, им надо что-то передать. Более стабильны и спокойны такие сообщества, где умеют поделиться чувствами и опытом, найти компромисс, что впоследствии отразится на каждом участнике этого общества.

ОМ: На портале Окна Медиа часто упоминается о благотворительности компании Рото, расскажите подробнее, как возникла эта идея?

 - Идея простая и это связано с кризисом и от него кому-то можно ожидать приятных вещей. До кризиса мы тратили колоссальные деньги на тривиальные новогодние подарки для переработчиков, которых у нас более 3000. Средств с приходом кризиса на подарки стало очень мало, поэтому общим решением мы определили отправлять их туда, где в них больше нуждаются. Мы нашли детский дом и интернат в Старой Крупавне и сегодня помогаем обоим заведениям подарочными деньгами и финансируем актуальные проекты. В частности, систематически организовываем маленькие мероприятия на Новый Год, 1 июня и другие праздники. В прошлом году построили детскую площадку, в этом году планируется постройку спортивной площадки и с помощью переработчиков планируем поменять окна. Очень надеюсь, что эта традиция тратить деньги на тех, кто в этом действительно нуждается, сохранится в компании РОТО при любом руководстве, и я надеюсь, что каждый наш переработчик гордится тем, что может помочь детям.

ОМ: Хотите ли Вы что-нибудь сказать нашим читателям?

 - Хочу выразить благодарность всем переработчикам, тому доверию, которое существует к бренду Рото. Мы делаем систематически опрос, насколько нашу марку уважают и видим прекрасные результаты. Лично меня радует факт, что в отличие от других евро-восточных рынков, Россия ведет себя достойно, и фурнитура низкого качества здесь не приживается и имеет весьма низкую долю.

ОМ: От имени читателей портала ОКНА МЕДИА хочу поблагодарить Вас за содержательную беседу и пожелать осуществлению ваших планов и реализации проектов, которые ещё больше принесут доверия потребителей и переработчиков компании РОТО.

Комментарий
Войти с помощью
Имя
E-mail
Нужен для удаления комментария и получения ответов
Сообщение
Я ознакомился и согласен с правилами сайта Окна Медиа